Официальный сайт губернатора Ненецкого автономного округа
/news/73/ privet

Прекрасное место под названием Несь

18 января 2013|00:00 214

Есть на Европейском Крайнем Севере село с необычным названием – Несь. В этом селе я и побывал по заданию от Северного управления гидрометеослужбы в июне прошлого года. Из аэропорта Васьково до места назначения летает Ми-8. Цена билета меня неприятно поразила – лететь меньше 500 км, а перелет туда и обратно стоит, как горящая путевка в Турцию.

Но вот уже позади регистрация, контроль... Наконец-то винтокрылый друг поднял нас в воздух. Внизу показался порт Бакарица, стоящий у причала «Михаил Сомов»...

Вот и Мезень, еще полчаса полета, и люди на борту заметно оживились – явная примета, что подлетаем.

И точно, посмотрев в иллюминатор, увидел, как вертолет начал снижение.

Приземлившись, мы вышли из вертолета.

– Вы на метео? – спросил меня мужчина, безошибочно угадав во мне инспектора.

– Не ошиблись,– утвердительно ответил я.

– Начальник метеостанции Лочехин Павел Брониславович, – представился мне встречающий.

Я также назвал себя и поинтересовался насчет гостиницы. Брониславович засмеялся: «Дом большой, остановитесь у меня, а гостиницы у нас нет, хотя село немаленькое – около двух тысяч населения».

Невдалеке от аэродрома была видна церковь. Павел Брониславович с рассказал, что хоть церковь и отреставрировали, но нет батюшки, поэтому она пока закрыта.

Сам Лочехин родился здесь же, в селе Несь, на станции работает 27 лет.

А еще он заядлый рыбак и охотник.

Жена Павла Брониславовича Лена каждый день потчевала нас деревенскими разносолами. Меню за неделю не повторилось ни разу.

Тетерев тушеный, суп из куропаток, оленина отварная, оленина тушеная, грибы с картошкой, окуни запеченные, хариус жареный, морсы и варенье из северных ягод... Сейчас вспоминаю это великолепие с легким сожалением, что не все успел попробовать. Лена сказала, что в магазине они мало что покупают, сын и муж все добывают сами. Рядом лес, река – они и кормят.

Незаметно пробежали напряженные дни работы на станции.

Наконец-то наступил долгожданный день, когда Павел Брониславович объявил, что завтра едем на рыбалку.

А компанию нам составят его сын Игорь и брат Петр.

Предупредил, что вставать придется в четыре утра. Вечер прошел в сборах. Накопали «шуров», так местные жители называют дождевых червей, настроили удочки и спиннинги, проверили лодочный мотор. В рюкзаки был уложен провиант и все необходимое, что может нам понадобиться.

Утром, услышав скрип половиц, мгновенно проснулся. Брониславович с одобрением посмотрел на меня: «Молодец, даже будить не пришлось!» Мотор, почихав, с неохотой завелся, и «Прогресс» понес нас вверх по течению.

Я поинтересовался, сколько времени нам плыть по реке. Игорь снисходительно посмотрел на меня и с видом знатока оценил уровень реки: «Вода большая, доберемся быстро. Часа через полтора будем у цели». Я достал свою безотказную «Лейку» и сделал свои первые снимки на реке Несь.

Кругом стояла первозданная тишина, и только звук «Вихря» нарушал гармонию природы.

И вот мы прибыли в конечную точку нашего путешествия – ручей Ёлгуй, который впадает в реку Несь.

Местные названия мелких речушек и ручьев с ненецким колоритом. По-другому местные жители называют их «виски» (не путать с крепким алкогольным напитком). Местами лежал снег, а ведь уже середина июня.

– Сейчас чайку сообразим и будем сплавляться потихоньку, только успевай смотреть, где хариус играет.

Хариус любит тень, чтобы ручьи рядом были. Поклевка у него резкая, только успевай подсекать, слабину не давай, – учил меня Брониславович.

Я решил сварить кашу на костре, тем более что время у нас в запасе было.

В трехлитровый котелок кроме пшена добавил репчатый лук и пару банок тушенки. Воду брали прямо из ручья. Через пятнадцать минут к костру на запах подтянулись все, кроме Петра, который уже забросил удочку и, не дожидаясь завтрака, принялся за дело.

По всему видно, что ему очень хотелось открыть счет первому. И вот мы услышали его торжествующий возглас, а через мгновение он показался из-за кустов с хариусом в руке.

Быстро покончив с кашей, попили чаю, схватили удочки и вперед – облавливать реку и ручей. Но увы, за полчаса – ни одной поклевки. Даже щука не польстилась на блесну.

– Вода большая, клев будет слабый, – резюмировал Игорь.

Решили перебазироваться в другое место.

Мне очень хотелось поймать своего первого хариуса на реке Несь. Вот уже «обрыбился» Брониславович, вытащил двух приличных хариусков из-под куста, улов Игоря тоже не заставил себя ждать, Петр достал еще двух, а у меня – ни одной поклевки.

Обидно, честное слово. Но вот мы заметили сильный всплеск, пристали к берегу в пяти метрах и стали забрасывать удочки. Сильный удар сотряс мое удилище.

Леска натянулась, как струна. «Не давать слабину!» – вспомнил наставления и осторожно дрожащими руками я подтягивал к берегу сильную рыбину. И вот он – мой первый трофей. С гордостью я посмотрел на заядлых рыболовов.

А потом дело пошло у всех. Решили пристать к берегу пообедать, тем более Игорь сделал «скоросолку» из хариуса.

После обеда мы порыбачили еще немного на реке, но клев как отрезало, и было принято решение дойти до озера Листвиги, благо идти нужно было от берега метров триста. Я поинтересовался, какая рыба там водится.

Оказалось, только окунь, но черный, как уголь.

На озере я понял, что такое клев! Окунь брал непрерывно, и действительно он был почти черным, его полоски еле просматривались.

– Жена опять будет ругаться, что окуней привезли. Придется мне их самому чистить, – усмехнулся Брониславович.

А я был доволен – хороший клев, неплохой улов, масса впечатлений...

Поужинали у костра на берегу, потравили рыбацкие и охотничьи байки, наш смех то и дело раздавался над рекой. Я слушал этих ставших мне за короткий срок близких людей и понимал, что если будет возможность, то обязательно еще напрошусь сюда в командировку. Чтобы еще раз ощутить всю прелесть этого края, подышать этим чистым воздухом, услышать неповторимый говор местных жителей, увидеть великолепные закаты над рекой и просто отдохнуть от городской суеты...

«Правда Севера» 17.01.2013